Из жизни в кино…или из кино в жизнь… На съёмочной площадке и около …. Железный занавес.

Было пасмурное утро позднего октября Вадик, Мишка и я прибыли на Ленинградский вокзал в столицу нашей Родины и не спеша двинулись в гостиницу Мосфильмовскую. Там нас ждал Массарский как всегда уже с готовым схемами и раскадровками. За завтраком в кафе гостиницы Александр Самойлович ставил нам задачи, до начала съёмок у нас ещё было полдня и огромный воз поручений по подготовке. Особо сложных трюков в этой сцене не было. Пару прыжков с четырехметрового забора и то они должны быть на дальнем плане, изобразить конную милицию, которая оставляет толпу поднимая лошадь на свечку и пару спецэффектов, исполнение которого было получено мне. Мы с ребятами поехали на ближайший колхозный рынок, купили всё необходимое и вернулись в гостиницу готовиться к съемкам. Суть эффекта, который мне был поручен к исполнению заключался в следующем: во время давки на похоронах Сталина толпа прижимает меня к борту грузовика и в этой давке у меня вспарывается живот и милиция, увидев это вытаскивает меня в кузов грузовика. Купив на рынке свиную шкуру и ливер от свиньи мы сели собирать мое вспоротое брюхо. Собрав весь реквизит, мы выдвинулись на киностудию, где уже час как одевалась массовка, толпа людей в одежде фасона 50 годов болталась по студии ожидая погрузки в автобус. И вот мы в центре Москвы скорбные лица людей, которые пришли проститься с вождём. Изображать конную милицию и ставить лошадь на свечку должен был Женя Прокашев и два милиционера из действующей конной милиции. Прекрасный каскадер работай которого я восхищался с первого дня как начал работать в бригаде Шулькина. Для Жени не было трюков, которые он не смог бы выполнить, это касалось трюков с лошадьми, высотных падений, автомобильных трюков и единоборств. Пока он не ушёл из нашей бригады я старался учиться у него всему. Больше всего мне удалось перенять у него опыт работая на фильме «Аляска Кид». Вот и сейчас я наблюдал как он готовит лошадь к трюку, с которой познакомился 20 минут назад. Хотя у нас были свои подготовленные кони, но в кино случались ситуации, когда приходилось выполнять трюки на тех, что предоставляла дирекция картины, и счастье, когда эти лошади были из кавалерийского полка, подразделений конной милиции и беда, когда это были простые колхозные лошади. А сейчас после репетиций началась съёмка, три конных милиционера подъезжают к толпе, тот который посередине поднимает лошадь на свечку, копыта мелькают в полуметре от кинокамеры, два дубля работы без ошибок и кадр снят. Переходим на другую точку, внизу по улице движется толпа людей, такого количества людей в массовке я не видел уже давно на киносъёмках. Толпа медленно движется, камера выхватывает лица главных героев, а мы по команде один за одним прыгаем с четырехметрового забора. И снова всё обходиться без приключений, два дубля и кадр снят. Переходим к сцене с распоротым брюхом. В автобусе дабы не шокировать публику под пальто я одеваю обвязку, цепляю к ней подготовленное фальшь-брюхо, сшитое из свиной шкуры и набитое свиным ливером, застегнув пальто иду на исходную, встаю у борта грузовика, за моей спиной Вадик и Мишка. Они отжимают от меня массовку чтобы бы у меня было пространство для маневра. По команде я должен расстегнуть пальто, ножом разрезать фальшь-брюхо и держать его руками, пока меня не затянут в кузов грузовика, а самое главное для большей достоверности чтобы массовка изобразила ужас и удивление людей никто не предупредил о сути кадра. Звучит команда «Мотор» люди мимо меня текут рекой я расстёгиваю пальто, ножом вскрываю брюхо, ребята с кузова грузовика подхватывают и тянут меня через борт, согласно задумке Массарского они меня разворачивают лицом к зрителям. Эффект неожиданности даёт свои результата, одна девушка падает в обморок, а у двух парней лет 14 которые крутились рядом с нами с самого начала со словами: «Это каскадеры, всё самое интересное будет где будут они» начинается рефлекторное извержение содержимого желудка. Звучит команда «Всем спасибо, кадр снят, дубля не будет». Я весь в крови, придерживая свои потроха иду к автобусу переодеваться, люди почему-то шарахаются от меня. Мы возвращаемся в гостиницу, завтра днём, Вадик с Мишкой вылетают в Питер их ждёт работа на фильме «Окно в Париж», а я с Нартаем Бегалиным вылетаю в Барнаул, где нас ждёт фильм «Ермак», следующие съёмки на «Железном занавесе» у нас в январе месяце ….

И вот морозный январь, Москва, Патриаршие пруды для нас каскадеров это последний съёмочный день у Саввы Кулиша. Патриаршие пруды в Москве самое дорогое для меня место с того момента как я прочёл Булгакова, и где бы я не находился с ним меня связывает невидимая нить. И так съёмочная площадка, Вадик за рулём Доджа, к которому прицепились пацаны чтобы прокатиться за машиной, я с пассажиром еду за машиной, Вадик видит детей, резко тормозит, я не успею, и чтобы избежать наезда на детей переворачиваю мотоцикл. На роль инвалида Массарский позвал прекрасного каскадера и человека Колю Астапова. После того как мы расстались с Колей в Одессе, он поехал к маме в деревню, где с ним случилась большая беда. В один из летних дней Коля увидел, что соседские пацаны притащили из леса «эхо войны» две гранаты и горсть патронов, предвидя беду Коля направился к пацанам, но добежать не успел, один из ребят выдернул чеку у гранаты отскочил спусковой рычаг. Доля секунды Коля выхватил гранату, толкнул пацанов на землю и попытался откинуть «эхо войны» в сторону, ему не хватило доли секунды, взрывом оторвало Коле кисть, осколками посекло лицо и живот. Врачи тогда сделали всё что смогли, но руки Коля лишился. После этого помогали ему как могли, а наши поставщики приглашали его съёмки по мере возможности. Так вот в коляске моего мотоцикла сидел мужественный человек Коля Астапов. Мы готовились к съёмке ждали, когда нам пригонят игровой транспорт, Вадику пригнали Додж, он нарезал пару кругов привыкая к машине, я ждал мотоцикл. И вот он появился БМВ 36 года выпуска, настоящий раритет. Хозяин естественно сразу встал на дыбы: «Никого переворота, не дай бог хоть одна царапина появится.» В связи с этой вводной пришлось менять, схему работы. Вместо переворота мотоцикла с режиссером был согласован занос и лёгкое приземление в сугроб. Оставалось дело за малым насобирать сугроб, в тот январь снега было немного, но мужественно облазив все газоны мы набрали сугроб. Все на исходных, поехали, Вадик обгоняет трамвай за его машину цепляются пацаны, увидев их Вадик резко бьёт по тормозам, я пускаю мотоцикл в занос, и в тот момент, когда он врезается в сугроб, Коля вылетает из коляски. Снято с первого раза, дублей не будет, отдельно доснимаем крупные планы ….

Каждый раз, когда заканчивается работа над очередным фильмом к горлу подкатывает ком ты понимаешь, что ощущения, которые получил от этой работы больше не повторяться, будут другие может ещё ярче, но то, что прожито на этом фильме уже не повториться никогда ….

Продолжение следует…

А.Переверзев

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

46 Просмотры

Похожее