Из жизни в кино…или из кино в жизнь… На съёмочной площадке и около …. «Не влезай убьет «или «Красная рука, черная простыня, зелёные пальцы.» ….

Сегодня продолжая вспоминать фильмы, которые не встретились со зрителем, хочется вспомнить картину, которую запланировали снимать ещё когда мы все жили в СССР точнее в конце 1991 года, фильм должен был сниматься при участии двух киностудий «Мосфильм» и «Беларусьфильм». И даже несмотря на распад картина запустилась в производство, съёмки должны были проходить в Москве, Анапе и Минске, съёмочный период лето-осень 92 года. Как я уже говорил ранее картина снималась по книги чудесного детского писателя Эдуарда Успенского написанная по мотивам «детских страшилок». Успенский собрал множество таких историй и объединил их в небольшую повесть детективного жанра. Удивительные приключения, прекрасные актеры Анатолий Кузнецов, который исполнял роль милиционера наставника, Георгий Штиль бравый пожарный, Борис Ливанов милиционер практикант (сын нашего всеми любимого Шерлока Холмса) на момент съёмок ему только-только исполнилось 18 лет. Для нашей трюковой бригады подготовительный период начался в мае 1992 года , к концу июля нам необходимо было из картинга соорудить гроб на колесиках, сделать две машины милиции из двух «запорожцев» причём, один должен был носиться почти весь фильм, а второй проехав 100 метров и застряв на железнодорожном переезде должен был быть поделён проходящим поездом  на две части, одна часть должна поехать дальше, другая доблестно погибнуть под локомотивом, и ещё массу различных приспособлений для трюков. После майских праздников мы приступили к работе.  В начале июня мой приятель, с которым я познакомился во время февральских событий 90 года в Душанбе подошёл с предложением, от которого я не смог отказаться, оно заключалось в следующем, собрать человек пять из казаков умеющих владеть оружием и сгонять на две недели в Приднестровье. Оставалась одна проблема как объяснить бригаде что мне необходимо уехать? Пришлось пойти на хитрость устроить скандал, и с криком «Я не слесарь, гайки крутить не буду» покинуть нашу мастерскую, но при этом возникла другая, получиться у меня после отлучки без особых объяснений причины вернуться в команду. Командировка в Приднестровье слегка затянулась, я вернулся только к в начале июля, и, к своему счастью, был прощён командой и постановщиком трюков. К началу августа всё было готово и даже переправлено в Москву …. Шикарный гроб на колесах изумительного изумрудного цвета, и два милицейских «запорожца» с несоизмеримо огромными мигалками на крыше. В Москве на велодроме в Крылатском начались, первые пробные проезды, в Санкт-Петербурге у нас не хватило времени обкатать гроб. И тут начали вылезать технические ошибки нашего сооружения , триплекс оказался очень маленький , следовательно обзор был минимальный, выхлопная труба наружу не была выведена по эстетическим соображениям и резиновый шланг одетый на неё быстро прогорал и сильно вонял в салоне «гробика», а ещё деревянная обшивка всё время пыталась загореться ну и в довершении ко всему защёлки удерживающие крышку «гроба» от тряски отщелкивались и крышка периодически пыталась улететь, с этими проблемами мы мужественно боролись на протяжении съёмок.  И так мы на съёмочной площадке, снимаем сцену как шторы выкидывают наших героев из гостиницы аж с окна пятого этажа, я дублирую Анатолия Кузнецова, Миша Шлям (ему редко доставались мужские роли из-за небольшого роста чаще приходилось дублировать детей или женщин) а тут повезло он дублировал Георгия Штиля. И так внимание! Камера! Мотор! Каскадеры работают по готовности! Мы готовы! Пошли! Надо сразу сказать, что это сцена снималась двумя кадрами, первый как мы вылетаем из окна пятого этажа на Мосфильме, и второй как мы приземляемся в фонтан в центре Москвы у памятника Юрию Долгорукову. С вашего позволения остановлюсь подробнее на обоих составляющих этого трюка. Часть первая: сложность состояла в том, что это должно быть не падение, а вылет маятником с продолжением падения из нижней точки с дальнейшим приходом в деревья. И вот всё готово, стоит скайлифт в десяти метрах от стены, натянуты тросы, которые должны нас выкинуть маятником, стоят страхующие которые в нижней точке маятника выдавать нам трос чтобы мы продолжили падение в деревья, стоим мы такие два джентльмена на подоконнике в семейных трусах, майках и кирзовых сапогах, в которые заправлены шторы чтобы была полная иллюзия что они нас и выкидывают. Поехали, в первой фазе полета всё нормально, в нижней точке я начинаю резко уходить от Мишки слышу только крик: «Фен ты куда?» Успеваю ответить «А хрен знает». Дальше рывок, обвязка врезается в тело полное ощущение что надо мной раскрылся парашют, я зависаю в полутора метрах от земли. За эти доли секунд незапланированного падения перед глазами пролетела вся жизнь. Такое уже случалось со мной в 88 на Кавказе тогда меня спас последний страховочный крюк, в этот раз меня в очередной раз спас Вадик Малышев, пролетев всю комнату и в последний момент можно сказать зацепившийся зубами за батарею. У нас с ним видимо такая карма, при работе в кино мы друг друга постоянно спасали, а по жизни вечно создавали друг другу трудности. Когда нас с Мишкой нежно опустили на землю, и мы поднялись обратно на пятый этаж для второго дубля, мы услышали Вадиков голос. Оказалось, что двое рабочих, стоящих на моей страховке у Вадима за спиной, не слышали команды мотор, и просто отошли попить водички. Второй дубль прошёл без эксцессов. А теперь мы перемещаемся в центр Москвы чтобы завершить наше падение. Представьте себе, Тверская площадь, памятник Юрию Долгорукову и фонтан за ним. Красивое знаковое место, теплая летняя ночь, почему двум джентльменам не искупаться в фонтане? Всё ничего только глубина порядка 70 сантиметров, падать нужно с трёх метров, причём плашмя и по задумке режиссера лицом вниз, а костюмы наши как вы помните семейные трусы, майки и кирзовые сапоги, не тот прикид чтобы спрятать защиту. Миша на тот момент был куда образованней чем я за спиной у него физико-математическая школа и три курса Политеха, он быстро в уме проводит все расчеты и выдает фразу: «Убиться не убьемся, а вот поцарапаться можем.» Ну что ради великого искусства под названием кино идём на риск, предварительно замотав колени и локти эластичными бинтами телесного цвета и на всякий случай подложив под майку 5 миллиметровую защиту, вырезанную наспех из листа пенополиуретана, мы готовы. Центр Москвы, лето, 2 часа ночи, но зевак у фонтана собралось не мало, милиция вместе с администрацией фильма пытается выгнать их из-за ограждение. А мы с Мишей висим над фонтаном на высоте трёх метров под люлькой нашего уже любимого скайлифта, а в люльке наш уважаемый постановщик трюков Дмитрий Лазаревич, который уже готов взвести таймер на само сбросах, и тогда мы через десять секунд как …. Звучат привычные команды, камера, мотор, поехали! Слышу, как Дмитрий Лазаревич взводит само сброс, а в голове крутиться мысль: «Куда поехали? Мы же вроде лететь должны?» Щелчок и Мишка полетел вниз с криком: «Фен догоняй!» Ну да как догнать? Второй щелчок, и на удивление моё на воду мы приходим одновременно я так и не понял то ли он тормозил то ли я ускорился, на Олимпиаде за синхронность входа нам бы дали точно высший балл, а за количество брызг дисквалифицировали. Слышу, голос шефа: «Второй дубль.» Но ситуацию, спасает режиссер «Полёт отличный, вход шикарный, брызг море. Со всех трёх камер, просто изумительно.» Вытирается, переодеваемся, собираемся, едем в гостиницу. Утром самолёта в Одессу, там нас ждёт Савва Кулиш со своим «Железным занавесом» и тонущим пароходом, а после нас ждёт Анапа и новые более интересные приключения на съёмках фильма, который так и не встретился со зрителем…

Продолжение следует…

А.Переверзев.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

43 Просмотры

Похожее