«Защитники журналистов» из СПЧ: от YouTube и Украины не защищаем

Кирилл Вышинский

"Защитники журналистов" из СПЧ: от YouTube и Украины не защищаем

Я стал членом Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека с осени прошлого года, в cовете вошел в комиссию по международному сотрудничеству в области прав человека. Этим летом присоединился еще к комиссии по свободе информации и правам журналистов.

Среди первых обращений ко мне — письма от журналистских коллективов информагентств ANNA-NEWS, News Front и телеканала «Царьград», чьи аккаунты были заблокированы весной и летом нынешнего года на платформе YouTube без права восстановления. Число подписчиков этих каналов приближалось к двум миллионам пользователей, количество просмотров — несколько сотен миллионов. Все блокировки прошли без предварительных предупреждений со стороны администраторов YouTube о нарушениях российскими СМИ чьих-то авторских прав или правил самого YouTube. Кроме того, администрация видеохостинга после акта цензуры так и не пояснила руководителям и журналистам агентств, что они нарушили и каковы причины блокировки и удаления их аккаунтов.

Казалось бы, помочь коллегам — святое дело. Тем более что главное оружие СПЧ в таких случаях — это привлечение внимания к ситуации, ее оценка, обращение к официальным органам и правозащитным институтам с просьбой заявить о недопустимости подобных действий и этим повлиять на ситуацию.

Одним словом, назвать вещи своими именами (в данном случае цензуру — цензурой), поддержать коллег, заявить правозащитную позицию.

 

Я достаточно быстро составил проекты заявления комиссии и обращения к Международной федерации журналистов и уполномоченному ОБСЕ по свободе слова и отправил тексты коллегам — для обсуждения и голосования.

Первое заседание по моей инициативе прошло в начале августа — обсуждение было долгим, принял в нем участие и председатель совета Валерий Фадеев.

С самого начало оно приняло странный оборот. Возник спор, а являются ли действия YouTube цензурой вообще? Я слегка оторопел — российским СМИ, зарегистрированным по российскому законодательству, вещающим в интернете для русскоязычных зрителей, американская корпорация неожиданно и без каких-либо объяснений блокирует доступ к зрителям. Если это не цензура, то что такое цензура вообще? В этом мы сошлись с Валерием Фадеевым.

Но коллеги-журналисты (а в комиссии в основном журналисты из разных сфер — ТВ, газеты, интернет-СМИ) внезапно засомневались. И решили написать письмо в российский офис Google, чьим подразделением является платформа YouTube. Мол, поясните причины блокировки — может, ANNA-NEWS, News Front и телеканал «Царьград» действительно нарушили какие-то правила журналисткой этики, были замечены в экстремизме, пропаганде войны, еще каких-либо вещах, запрещенных на пространстве Интернета?

В ответ — нет, не тишина, которая была вполне ожидаемой, а просто… казенная отписка: пишите в Америку, в центральный офис, мы здесь ни при чем. То есть российский Google не стал отвечать по существу на запрос СПЧ при президенте России. Встает вопрос: если там не отвечают за действия сотрудников этой корпорации, то что он вообще делает на территории России?

Казалось бы, все ясно — Google включил дурака и пустил претензии по большому бюрократическому кругу. Значит, нужно заявлять позицию комиссии СПЧ и защищать права не только журналистов, но и русскоязычных зрителей, соотечественников, которые смотрели эти каналы и чьи права на свободное получение информации после ничем не объяснимого закрытия тоже были нарушены. Очевидное решение, но… коллеги по комиссии голосуют за очередное письмо, теперь уже в Америку, и «более глубокое изучение вопроса». Без этого — никакой реакции по обращениям журналистов ANNA-NEWS, News Front и «Царьграда» не будет, решают члены СПЧ. Странная позиция, но она была принята большинством — что ж, набираюсь терпения и жду очередного, уже третьего, заседания, созванного по моей инициативе.

Третье заседание состоялось в конце августа — примерно через месяц после того, как я подготовил тексты заявления и обращений. Подготовились основательно: есть справка о том, кого и как беспричинно блокировал YouTube (не только на территории России); есть тексты обращений; есть месячная безрезультатная переписка с Google. Есть даже внутренняя, высказанная главой комиссии Павлом Гусевым, оценка произошедшего с аккаунтами российских СМИ — это вполне можно расценивать как препятствование журналистской деятельности, можно дело заводить по соответствующей статье УК России. Именно так и предложил трактовать действия Google председатель СПЧ Валерий Фадеев.

В общем, все есть и все понятно — нет только позиции комиссии СПЧ и ясности, почему она отсутствует.

Впрочем, в ходе обсуждения все прояснилось — коллеги, как оказалось, просто боятся «потерять лицо», поддержав в конфликте с YouTube журналистов из редакций, чьи позиции и оценки они не разделяют. Николай Сванидзе, опытный журналист и давний член СПЧ, так и заявил: «Посмотрите, что они пишут про Белоруссию, я после этого поддерживать их не готов». Ему практически никто не возразил, наоборот — в поддержку зазвучали голоса: «Если мы поддержим такие одиозные СМИ, то совет и его комиссия потеряют свое лицо…»

Как говорят сегодня в таких случаях — «я завис!» От удивления даже не стал задавать очевидные вопросы: а как же свобода информации, которую мы призваны защищать? А как быть с правами журналистов, которые вынесены в название комиссии? Их, этих прав, разве нет у тех, чьи взгляды могут не разделять члены СПЧ? После такого обсуждения оставалось только голосовать. Но за что? Есть мое предложение высказать позицию комиссии по откровенной цензуре со стороны Google и принять по этому поводу заявление. Уверен, молчать в этом случае нельзя: это только начало кампании самой массовой видеоплатформы в Сети против российских СМИ. Не отреагируем сейчас — дальше YouTube не остановить, будут блокировать всех, кто им не понравится. Без причины, без объяснений, в нарушение собственных же правил, просто по праву хозяина положения. Да и не может Совет по правам человека не реагировать на нарушения прав журналистов и сотен тысяч их зрителей — я в этом убежден.

Но нет. Оказывается, может. Коллеги предложили проголосовать за то, чтобы… не голосовать за заявление по YouTube и не высказывать мнение комиссии по правам журналистов в данном конкретном случае нарушения прав их «одиозных» коллег. Решение принято — семью голосами против одного.

За то, чтобы не высказываться по проблеме, не защищать журналистов ANNA-NEWS, News Front и телеканала «Царьград» — семь членов комиссии. Против — один Кирилл Вышинский. Обсуждение длиною в месяц закончилось ничем. Вернее, совершенно абсурдным и постыдным, на мой взгляд, решением комиссии — за этих вступаться не будем. Хотя, объективности ради, скажу, что было принято решение готовить очередное письмо в Америку, в этот раз в ООН. Когда-то классик предлагал еще и в «Спортлото» написать.

Письма пишутся, голосуются решения не голосовать, но проблема никуда не исчезла: глобальные платформы в Сети и современные сервисы распространения медиа, которые контролирует американский бизнес, начали системную цензурную кампанию против российских СМИ в интернете. Последний пример — история с требованием Службы безопасности Украины удалить из виртуального магазина AppStore мобильные приложения крупнейших российских медиахолдингов — ВГТРК и МИА «Россия сегодня». Сообщение об этом событии вызвало синхронную и однозначную реакцию — актом цензуры и попыткой изолировать российские СМИ назвала такие действия Общественная палата России. Об этом же заявил и Союз журналистов. А что комиссия по свободе информации и правам журналистов СПЧ?

Как говорят в Одессе, вы будете смеяться, хотя смешного мало. Снова решили проголосовать за то, чтобы не голосовать! Большинством в комиссии решили не голосовать за подготовленный мною текст обращения по продолжению цензуры американскими корпорациями в отношении российских СМИ. В этот раз мотив — а зачем заступаться за чьи-то права, когда цензурируют российские государственные издания (член комиссии СПЧ И. Засурский)? Пусть за них вступаются МИД или Союз журналистов России. Про права журналистов этих СМИ, про права читателей и зрителей этих медиа речь не идет — похоже, для комиссии по свободе информации и правам журналистов ни то ни другое не имеет значения, если эти СМИ государственные.

А теперь краткий вывод.

Как-то странно устроено понимание прав и свобод, которые нужно защищать, у членов комиссии по свободе информации и правам журналистов. Нет, не у всех, но у большинства.

Эти «защитники журналистов» не видят причин защищать их от откровенной и хамской цензуры YouTube (ведь пострадавшие журналисты неправильные). Они также не видят причин реагировать на запрет мобильных приложений российских СМИ на Украине (ведь это неправильные СМИ).

Права журналистов государственных СМИ и их читателей пусть защищают другие, права журналистов, «чьи взгляды мы не разделяем», тоже пусть остаются без защиты.

Что ж, в таком случае речь идет не о защите принципов и ценностей — свободы информации и прав журналистов — а о защите избирательно тех, кто лично «защитникам» близок. То есть они делят всех коллег по своему усмотрению — на тех, кому стоит помогать, и тех, кому не стоит.

Источник

93 Просмотры

Похожее

Пацан, сделай это! Мы обязаны отомстить за Белгород немедленно

Продолжаются удары по русским городам на территории России, теперь пострадал Белгород. Скорее всего, от американских ракет – тех самых, которые поставляли на Украину с условием не бить по мирным объектам России. Мы сейчас изучаем осколки тех снарядов, которые взорвались на территории России. Это для нас принципиально важно. По первичной информации, которую я получил от специалистов, […]