Тьма над Ригой: Латвия решает «Русский вопрос»

Фото: Matthew Ansley / Unsplash

Традиция показательно расправляться с невиновными существует в Риге уже не одно столетие. Так, в Средние века, если верить преданиям, на холме Висельников жгли ведьм, например, знахарку Анну, которую оговорил конкурент-аптекарь. В июле 1941-го добровольные помощники немецких оккупантов из латышской «Команды безопасности» сожгли сотни евреев в восьми синагогах города. В последние годы на рижской земле расправляются уже с русскими, которых теперь не жгут, а попросту судят и сажают ни за что, как пенсионера Олега Бурака, которому недавно дали 15 лет по сфабрикованному обвинению.

Летопись бархатного геноцида

В минувший четверг в Латвии произошли сразу два события, которые как нельзя точно отражают алгоритм сегодняшнего существования этого постсоветского государства, учрежденного в том числе и на исторических русских землях (кто-нибудь нынче помнит о средневековых русских Кукенойском и Ерсикском княжествах? Или о том, что Даугавпилс когда-то был Двинском, а первую русскую школу в Риге открыли в 1789 году?). Так в Лиепае закрыли последний в стране рыбоконсервный завод (прощайте рижские шпроты!), а в самой Риге сейм в первом чтении одобрял запрет георгиевской ленточки — в итоге одобрил, впереди для закрепления еще два чтения. И это только на первый взгляд не связанные между собой события, а на самом же деле явления одного порядка, вполне укладывающиеся в идеологическую схему современной Латвии: нам не жалко ваших шовинистических имперских шпротов, автобусов «РАФ», духов «Дзинтарс» и радиоприемников «Спидола», не переживших евроинтеграции, у нас зато теперь она сама — евроинтеграция! Вместе с НАТО и членством в Евросоюзе.

Вот только для полной победы нужно зачистить остатки русского. И зачищают. Успешно зачищают. Готовящийся запрет георгиевских ленточек — это только вишенка на торте, до этого, например, был запрет одевать на 9 Мая и прочие праздники, связанные с Великой Отечественной войной, форму советских солдат. А еще раньше — запрет русских вузов и школ, запрет местных русских телеканалов и ретрансляции целого ряда российских…

К этому мы добавим государственный проект по ассимиляции русских детей в детсадах, регулярные шествия ветеранов СС, оголтелые русофобские выпады депутатов-националистов в сейме, нагнетаемая государством паранойя в отношении России, и, наконец, никуда не исчезнувший позорный институт «неграждан». А также преследование русских активистов, которые годами возглавляют протест против всего этого безумия и не собираются уезжать с земли, где похоронены поколения их предков.

На сегодняшний день в Латвии полным ходом идут, приостановившиеся было из-за эпидемии коронавируса, процессы над самыми яркими представителями местной русской общины. Так против ученого с мировым именем, доктора экономических наук, публициста и русского активиста Александра Гапоненко одновременно идут сразу два процесса. Его обвиняют в «возбуждении национальной, этнической и расовой ненависти», а также в «деятельности, направленной против Латвийской Республики» и «помощи иностранному государству в его деятельности, направленной против Латвийской Республики». Он уже отсидел четыре месяца под следствием, его — интеллигентного и немолодого уже человека — довольно жестко «принимали» при аресте, словно отпетого террориста. И все за то, что он публично поднимал вопросы дискриминации русских и нацистского реванша в Латвии на европейском уровне, благо у авторитетного ученого хватало связей, а также много говорил об этом и писал в России.

Полным ходом идет процесс и против русского активиста, филолога Александра Филея. Его судят за «оправдание геноцида, преступлений против человечности, преступлений против мира и военных преступлений». За пост в фейсбуке о том, что после вступления Красной армии на территорию Латвии 17 июня 1940 года большинство ее жителей вздохнули свободно, а местная националистическая элита побежала присягать новой власти. Это формально. А на самом деле за митинги, пикеты, высказывания в защиту русских Латвии, которых по данным этого года в стране более 25%, а целенаправленно изживаемый отовсюду русский язык своим родным считают более 40% жителей этой страны.

Та же мотивация, по сути, лежит в основе преследования журналиста Юрия Алексеева, который обличал националистический режим хлесткими статьями. Против него, как и против Гапоненко, идут сразу несколько процессов. К стандартному обвинению в «Действиях, заведомо направленных на возбуждение национальной или расовой вражды либо розни» добавили хранение боеприпасов (волшебным образом нашли в плафоне люстры пистолетные патроны) и чтобы уж совсем замазать известной субстанцией, в «хранении детской порнографии» (якобы обнаружили в его компьютере фотографии с голыми детьми, причем «неожиданно», спустя год после изъятия жесткого диска). Вдобавок Алексеева обвиняют в «Деятельности против Латвийской республики», превратив в натурального врага народа, у которого теперь заблокированы все банковские счета и карты, который не имеет права покинуть пределы Латвии, легально устроиться на работу и должен три раза в неделю отмечаться в полиции. Самое занятное, что журналисту также запрещено не только публиковаться, но даже заходить на созданный им резонансный портал Imhoclub.

Политический процесс аполитичного человека

Но, самое интересное, что вышеупомянутый Олег Бурак не был русским активистом, в митингах и пикетах не участвовал, петиций и обращений не подписывал. Прекрасно владел латышским языком, всю свою жизнь проработал в МВД, и после распада некогда единой страны — в свидомом латышском — тоже. Начальником отдела учета огнестрельного оружия. Национальный гнет и унижение русской общины Латвии, как и многие соплеменники, которым с детства прививалась мантра о «дружбонародном» интернационализме за счет русских, воспринял безропотно и сознательно против подобного положения вещей не выступал. Только возмущался про себя тем, что кто-то из полицейского начальства заметил ему, что по-русски говорить можно «только в туалете или на улице». Но его терпели — он был экспертом по огнестрельному оружию, каковых более в Латвии не водилось. И разработал, и внедрил ряд уникальных систем, создать которые у представителей титульной нации не хватило ни интеллекта, ни опыта. После чего в 2006 году Бурака отправили на пенсию в звании «лейтенанта-полковника» (есть такое звание в латвийском МВД).

Правда, с чем уже точно не мог мириться Олег Бурак во время службы в рядах МВД Латвии, так это с тотальной коррупцией, в частности, при разработке в 2005 году Интегрированной информационной системы. Об этом он сообщал в рапортах руководству латвийской полиции, и в местное Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией. За что его при увольнении пообещали посадить. И обещание свое сдержали.

Правда, вот подобрали для полицейского пенсионера «русскую» статью — шпионаж. Якобы он передавал российским спецслужбам некие сведения, составляющие государственную тайну. Хотя по роду своей профессиональной деятельности Бурак доступа к государственным тайнам Латвии не имел. Не имел такого доступа и на пенсии, живя уединенно с женой и лежачим взрослым сыном-инвалидом, которого возил гулять и делал ему лечебную физкультуру. И так и не смог накопить молодому человеку на операцию, несмотря на щедрые гонорары от российских спецслужб — скопленные за годы недостаточные для лечения молодого человека порядка шесть тысяч евро латвийские правоохранители и признали этими сами гонорарами за шпионские услуги. Да, еще Олег Бурак посещал Российскую Федерацию, с периодичностью не реже двух раз за год — чем не доказательство плотного контакта с ФСБ? Правда, там у него жили отец и родня жены…

Свою вину Бурак, естественно, не признал. За что ему к одиннадцати «шпионским» годам добавили еще четыре за хранение оружия (нашли у эксперта по оружию старое охотничье ружье и стреляные гильзы), устройство, препятствующее прослушке, а также (ну как уж без этого!) картинки порнографического содержания (известно же, что эти русские не только водку ящиками хлещут, но все порнографы как один).

В итоге, 64-летнего русского полицейского пенсионера, верой и правдой служившего правоохранительной системе свидомой Латвии, упекли на пятнадцать лет. Человека с подагрой и массой других хронических заболеваний. Конфисковав у него все сбережения, оставив жену-пенсионерку и сына — инвалида I группы — выживать на мизерную пенсию.

А Россия опять на войну не явилась…

«Я думаю, это было сделано специально для того, чтобы отчитаться о борьбе с российскими шпионами, — прокомментировал ситуацию ИА «Новороссия» Александр Гапоненко. — Плюс оказать давление на всех нас, мол, мы вам сейчас всем влепим! Решение было настолько неожиданное, что даже на следующий день после вынесения приговора судья пошла на радио, и рассказывала, почему она такой приговор Бураку вынесла, оправдывалась. Слушания специально сделали закрытыми, никого не пускали на заседания. Бурак не общественник, он пожилой и больной человек, тюрьма для него — смертный приговор, его там избивали, он передавал фотографии. Его специально сажали с уголовниками, а те его избивали. Запугивали его судьбой сына, говорили, подбросим ему наркотики и отправим в тюрьму, а сын — инвалид.

— В каком состоянии сейчас находится ваш процесс?

— По моему делу идут два суда. Я подал иск в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ), о том, что меня необоснованно задержали, в деле не было оснований, по которым меня следовало арестовывать. И это подтверждают сами материалы дела, мне их выдали. Обоснования там таковы: я, сволочь, должен быть задержан за то, что написал такие-то статьи. И это все! И за это я отсидел четыре месяца. ЕСПЧ принял мои доводы и предложил мне мировую с уплатой компенсации, я согласился. Но государство Латвии не согласилось, по моему поводу собирался кабинет министров. Государство написало 79 пунктов против моей жалобы в ЕСПЧ, и я сидел, писал на эти 79 пунктов ответы. И отправил им. Жду теперь следующего заседания до конца года. Аргументация правительства просто красноречива! «Латвия находится в состоянии гибридной войны с Россией. Составная часть этой войны — информационная война. И в этой войне заявитель является активными участником». Или вот: «восточноевропейские страны находятся в особых условиях, имеют особую историю, и поэтому к ним нельзя применять статью десять европейской конвенции по правам человека о свободе слова и свободе совести»…

— Не появилось у вас опасение, что после показательного суда над Бураком, всех остальных фигурантов политических процессов в Латвии, в том числе и вас, ждет не менее суровая расправа?

— Есть такие опасения. В начале процесса против меня, а он начался пять лет назад, адвокат меня успокаивал и говорил: «Вас пугают». Когда начался второй процесс, он сказал: «Как-то странно пугают, мы с вами, видимо, пройдем и окружной суд, и верховный». Да и прокурор сказал: «Я с вами до верховного суда». Настрой у них такой — посадить».

— С чем вы связываете то, что латвийский русофобский режим окончательно скинул маски именно сейчас?

— Запад готовится к большой войне с Россией. Идет психологическая подготовка населения, в первую очередь восточноевропейских стран. С тем чтобы они были готовы. А чего это мы по России удары наносим? А, вспомните, был там у них шпион Бурак! И другие шпионы! Сейчас включаешь телеканалы, а там сплошь Навальный и Белоруссия. И если на это не отвечать адекватно, то они будут продолжать. Увидели, что мы отступили, не защитили Бурака, все, идут дальше.

И они пойдут дальше. Потому что уже много добились. В том, чтобы на многих некогда русских землях, например, русским духом более не пахло. А кто посмеет напомнить — за решетку, на долгие годы, до самой смерти. Позанудствую, ты помнишь читатель о Кукенойском и Ерсикском русских княжествах, располагавшихся на территории нынешней Латвии? Или о том, что Даугавпилс когда-то был Двинском, а первую русскую школу в Риге открыли в 1789 году? Ты знал об этом? Тебе рассказали об этих фактах? Хотя бы в России? Нет. В России по привычке рассказывают о многонациональном российском народе, живущем в пределах сакральных границ Российской Федерации. А потому не помнят про какого-то там Бурака. Зачем? Виллы же на Рижском взморье людям с русскими фамилиями продолжают продавать. Были б деньги. Россияне ни с кем не воют и не вмешиваются во внутренние дела «чужих» государств. И чужие государства становятся все смелее и напористее.

А, значит, жди Россия незваных гостей. Забвение тоже имеет свою цену.

Алексей Топоров

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Источник

79 Просмотры

Похожее

Это не шутки: Мы получим сепаратизм и развал страны

Фото: Global Look Press Как защитить наших детей от вредоносного воздействия вмешательства иноагентов в процесс образования? Согласно действующему законодательству, школы и вузы наделены правом самостоятельно разрабатывать план воспитательной работы. Возникает парадоксальная ситуация: иностранные агенты отлучены от политики и СМИ, но ничто не мешает им на региональном уровне влиять на воспитание наших детей. «Иностранное вмешательство в […]

Германия хочет поговорить с Россией с позиции силы, позабыв о прошлых исторических «диалогах»

Не забудьте подписаться на канал Суть Вещей: https://bit.ly/3j2u1Nw Европа должна быть готова вести с Москвой диалог «с позиции силы». Такое заявление сделала на днях министр обороны ФРГ Аннегрет Крамп-Карренбауэр. На данный пассаж отреагировали министр обороны РФ Сергей Шойгу и министр иностранных дел Сергей Лавров. Германия хочет поговорить с Россией с позиции силы, позабыв о прошлых […]