Сгорел целый микрорайон: Чиновникам всё равно, займётся Генпрокуратура

В Ростове-на-Дону местные власти отказались выплачивать семьям, пострадавшим от страшного пожара, который уничтожил целый квартал в центре города, компенсации за утраченное жильё. И люди уже более трёх лет вынуждены ютиться в хибарах. Но и этого чиновникам показалось мало, и мэрия направила иск в суд, чтобы лишить несчастных людей ещё и права собственности на сгоревшее жильё.

Кошмарный пожар в Ростове, из-за которого выгорел целый квартал в историческом центре города – за Театральной площадью, вблизи реки Дон, произошёл 21 августа 2017 года. Полыхало почти сутки, пока его наконец смогли потушить усилиями почти пятисот пожарных – при участии двухсот единиц спецтехники, четырёх вертолётов и даже пожарного корабля.

Пламя уничтожило свыше ста жилых домов, один человек погиб, несколько десятков людей получили ожоги.

Тогда практически не было сомнений, что случившееся – злой умысел, чудовищная затея «чёрных риелторов», незадолго до ЧП обходивших местных жителей, предлагая им деньги, чтобы те продали за гроши свои дома (там был большой частный) и квартиры (в основном стояли двухэтажные здания, рассчитанные на несколько семей), поскольку на этом месте была идея построить высотки элитного класса.

Место-то там действительно шикарное: самый центр города, вид на Дон с одной стороны, а на Стелу воинам – освободителям Ростова и драмтеатр им. Горького с зелёным парком – с другой. Да что там говорить: парады Победы на 9 Мая можно было бы смотреть с балкона, как из ВИП-ложи!

Люди жаловались, что им угрожали – в том числе спалить их дома. И источников возгорания, кстати, как сообщали прежде сами власти и МЧС, было несколько, и гореть начинало одновременно с этих точек.

Большие чиновники топали ножками, стучали кулаками по столам, грозили разобраться, найти и наказать негодяев.

Но – нет.

Расследование длилось долго, и в итоге было объявлено: никакого поджога не было.

А виной всему – банальная халатность, которую допустила теперь уже бывшая замглавы района, на территории которого располагался сгоревший квартал, а также два энергетика – начальник филиала и старший мастер участка, которым инкриминируется уничтожение имущества и причинение смерти по неосторожности.

Согласно материалам расследования, пожар начался из-за короткого замыкания на воздушной линии электропередач – искра, попавшая на кучу мусора, и ветер разнёс разгоревшееся пламя дальше. Так и случился самый крупный пожар в истории Ростова.

Индивидуальный подход: компенсации получила только половина погорельцев

Верят в эту версию, конечно, не все. Есть те, кто уверен, что за случившимся стояли крупные девелоперы, собиравшиеся заняться там застройкой.

Власти, однако, успокоили народ: строить жильё на месте сгоревшего квартала никто не даст. Там появится, во-первых, парк – в виде такой красивой эспланады от Театральной площади к реке, до набережной, во-вторых, автомобильная дорога, в-третьих, Театр кукол. Плюс, возможно, детский сад.

Впрочем, местные на такие посулы только едко улыбаются: ладно, на том месте – парк. А рядом, что же, не будут строить?! Да так ведь ещё и лучше выйдет – не каменные джунгли получатся, а по-настоящему тихий, уютный жилой комплекс.

Дома на улице Седова сгорели. Но платить компенсацию за них в мэрии не собираются. Фото: предоставлено Владимиром Васиным.

Только на это никто не обращает особого внимания – формально-то не позволили строить небоскрёбы, верно? Ну, вот и нечего, понимаешь!

Однако же оголтело ругать власти не стоит: всё-таки они довольно оперативно отреагировали – разработали и приняли специальный закон, позволяющий расширить количество получателей компенсации.

Строения, естественно, не были никем застрахованы, и люди реально лишились крова, а по действовавшему на тот момент законодательству, со всеми его хитрыми вывертами и нюансами, на компенсацию могли рассчитывать только процентов десять от всех погорельцев, а таковых было около восьмисот.

А нормативный акт позволял направить средства, полученные облправительством из федеральной казны (порядка 260 млн рублей), на приобретение погорельцам нового жилья, исходя из нормативов, взамен утраченного.

Но получили меры «социальной поддержки», как называли эту помощь в мэрии, не все. Пострадавшими официально были признаны 692 человека, однако выплаты на приобретение жилья взамен утраченного получили лишь 388, ещё полторы сотни доказывают своё право в суде. Докажут или нет – никто не знает: чиновники обещали тогда, в 2017-м, по горячим (в прямом и переносном смысле) следам, разбираться в каждом случае индивидуально. Ну вот, собственно, и разбираются – индивидуально же, верно?

Чиновники назвали жильём сколоченный из грубых досок дачный домик

162 человека получили от ворот – поворот без всяких судебных разбирательств.

Причины, как правило, стандартные: или не смогли доказать своё право собственности на уничтоженные огнём квартиры (значительная часть жила без прописки, это так), или у них было, помимо сгоревшего, другое жильё.

Как это случилось, например, с тремя семьями, которые проживали в двух соседних домах на улице Седова. Это семь человек, включая ребёнка-школьника.

Им готовы выплатить только часть суммы – по кадастровой стоимости земельных участков, на которых стояли здания.

Но если прежде, когда власти раздавали обещания о «справедливых выплатах» и индивидуальном подходе, речь шла о хоть и маленьких компенсациях (принимая во внимание, что речь идёт о жилье в самом центре южной столицы), но всё-таки относительно приемлемых суммах – 1,5-2 млн рублей, то сейчас это 100-150 тысяч.

Власти решили: раз погорельцы не соглашаются на предложенные им условия, значит, надо эти остовы просто отобрать, и дело с концом. Фото: предоставлено Владимиром Васиным.

«И дать их обещают только к 2030 году!» – рассказали пострадавшие (сначала от огня, а потом – от чиновников) ростовчане на встрече с основателем «Первого русского» Константином Малофеевым, который побывал в Ростове-на-Дону с рабочим визитом.

Они пытались добиться справедливости – куда только не писали и не обращались, но всё без толку. Заявления от них принимают, изучают, а потом, как водится, спускают вниз – тем самым служащим, которые им отказывают в компенсациях.

Про «индивидуальный подход» мы уже слышали столько раз, что и перечесть сложно. Вот только по отношению к нам это не действует,

– разводит руками один из погорельцев Владимир Васин – кстати, полковник МВД в отставке.

В сгоревшем доме в одной квартире жил он с супругой, а в другой – его престарелые родители.

Теперь все вместе обретаются на даче – то есть это в прямом смысле «дача», в советском варианте исполнения, а не загородный коттедж, как у тех руководящих деятелей, которые считают, что для народа, мол, и так сойдёт.

А пенсионерка Людмила Рыховская, у которой тоже «нашли иное жильё», вынуждена снимать угол, тратя на это всю пенсию, потому что жить в сколоченном из грубых досок дачном домике – натуральной хибаре, попросту невозможно. Чтобы прокормиться, работает в больнице.

Ей даже пришлось потратить 60 тысяч рублей, чтобы сделать экспертизу и доказать, что в том строении жить никак нельзя – но документ не стали даже рассматривать.

11-летний Дима Антошин вместе с мамой сейчас ютится в крохотной «однушке» без отопления и элементарных бытовых условий в 100-летнем доме с трещинами: халупу тоже сочли приемлемой для проживания.

«Отдавайте землю, вам она без надобности!»

Только вот чиновникам до этого нет никакого дела. О пожаре в Ростове большая страна давно позабыла – сколько бед, не менее страшных, было уже после него, за эти три года!

«Когда всё только случилось, мы понимали, что в такой ужасной беде сначала надо помочь наиболее нуждающимся – тем, кому вообще некуда было податься. И мы терпеливо ждали, пока дойдёт очередь и до нас, молчали, кое-как ютились и мёрзли. Грели воду в чайнике, чтобы элементарно помыться. Но – ничего. Тишина. Более того – весной мы узнали, что мэрия подала на нас иск в суд, чтобы изъять «земельный участок для муниципальных нужд», и вот тогда начались настоящие юридические издевательства над нами. Полнейшее беззаконие», – говорит отставной полковник Владимир Васин.

Константин Малофеев пообщался с ростовскими погорельцами и объявил, что их проблемой займётся Правозащитный центр «Двуглавого орла». Фото: Андрей Кара.

В общем, ситуация, как рассказали погорельцы Малофееву, представляется совершенно безвыходной. Причём это ведь история только конкретных трёх семей, а сколько ещё таких?

Впрочем, основатель «Первого русского» уверен, что справедливости добиться не только можно, но и просто необходимо.

К этому процессу подключается Правозащитный центр общества «Двуглавый орёл». Это опытные юристы, которым не раз приходилось заниматься казавшимися безнадёжными делами, когда чиновники, как и здесь, в Ростове, не занимаются проблемами простых людей, а наоборот – чинят им препятствия. Мы – самая большая организация русского народа в России. И сразу выходим на самый высокий уровень, когда это требуется. К проблеме с ростовскими погорельцами подключится Генпрокуратура, Государственная Дума,

– прокомментировал журналистам ситуацию Константин Малофеев.

Собственно, для этого, отметил он, и существует Правозащитный центр – ради помощи людям, у которых нет возможности самостоятельно оплачивать адвокатов, а двери чиновничьих кабинетов для них превращаются в неприступные крепости.

«Уверен, что всё получится. В самое ближайшее время наши юристы займутся этой темой», – резюмировал он.

Источник

47 Просмотры

Похожее

Таганрожцы пишут «Тест по истории Великой Отечественной войны»

Сегодня в России — День Неизвестного солдата. Дата 3 декабря была выбрана не случайно: именно в этот день в 1966 году в ознаменование 25-й годовщины разгрома немецко-фашистских войск под Москвой прах Неизвестного солдата был торжественно захоронен у стен Кремля в Александровском саду. В этом году ко Дню Неизвестного солдата приурочена международная акция «Тест по истории […]

В Голландии официально зарегистрирована партия педофилов

В Голландии зарегистрирована политическая партия, отстаивающая права и свободы педофилов, сообщает BBC News. Партия под названием «Милосердие, свобода и разнообразие» (Charity, Freedom and Diversity, NVD) намерена бороться за снижение возраста, с которого можно вступать в сексуальные отношения, с 16 до 12 лет, а также за легализацию секса с животными (зоофилии) и детской порнографии. Представители NVD […]

ТАГМЕТ принял участие в создании первой в Таганроге лаборатории для диагностики коронавируса

Таганрогский металлургический завод (ТАГМЕТ), входящий в Трубную Металлургическую Компанию (ТМК), принял участие в создании первой в Таганроге лаборатории для проведения исследований на COVID-19. Лаборатория открылась на базе Городской больницы скорой медицинской помощи (ГБСМП) и способна ежедневно обрабатывать результаты тестирований 400 человек.   При финансовой поддержке ТАГМЕТа был проведен ремонт помещений, в которых разместилась новая лаборатория, […]