Белоусов против Набиуллиной: План спасения экономики от вице-премьера

План восстановления российской экономики будет окончательно утверждён до конца сентября, а реализован до конца 2021 года. Это не план прорыва – его реализация не сулит грандиозных достижений. Однако он позволит России вернуться в «точку ноль» – к показателям, существовавшим до начала искусственного коронавирусного экономического кризиса, и обеспечить в дальнейшем скромный экономический рост. Ценность этого плана не в том, что будет достигнуто в короткой перспективе, но в том, какими методами это будет сделано. Если эти методы станут привычными, Россия действительно получит шанс измениться к лучшему.

Национальный план восстановления российской экономики будет утверждён до конца сентября, работа над ним наконец-то закончена, сообщил ТАСС первый вице-премьер правительства России Андрей Белорусов.

Новость, что называется, горячая, но, чтобы понять, о чём идёт речь, придётся в очередной раз сказать: «Давайте включим свет и разберёмся».

Прежде всего – о каком плане восстановления экономики идёт речь? О том же самом, о котором Владимир Путин говорил ещё в мае 2020 года, который был впервые представлен президенту в начале июня, прошёл несколько стадий обсуждения со специалистами и представителями крупного бизнеса. Тогда же, в июне, мы узнали, что план включает в себя более 500 различных мероприятий и его реализация обойдётся российскому правительству примерно в 5 триллионов рублей до конца 2021 года.

Целевыми показателями выполнения плана являются устойчивый рост реальных доходов, выход на показатель безработицы ниже 5%, обеспечение темпов роста ВВП не менее 2,5% в год к концу 2021 года. Уточнения и дополнения, которые вносили всё это время, насколько можно судить, сделали достижение целевых показателей более реалистичным.

Постановка задачи: скромно, но со вкусом

Надо отметить, что цели плана восстановления экономики отнюдь не поражают воображение. Это не «грандиозные планы первых пятилеток». Это скромная, точно поставленная, при правильном подходе к решению заведомо выполнимая задача. Так может поставить задачу абсолютный рационалист. Или человек, трезво понимающий сложившуюся экономическую конъюнктуру, отдающий себе отчет, что в условиях, когда вся мировая экономика откатилась назад едва ли не на десятилетие, падение ВВП отдельных великих держав (например, Великобритании) во втором квартале 2020 года исчисляется десятками процентов, вертикальный взлёт невозможен. А вот остановить падение вполне возможно, и возможно обеспечить устойчивый рост, причём не только экономики в целом, но и благосостояния большинства граждан.

По сравнению с тем, что делало в своё время и медведевское правительство, и предыдущее, – это небо и земля, – заметил в разговоре с Царьградом экономист и политолог Андрей Школьников. – Происходит уход от либеральной парадигмы и закладывается логика и механизмы, которые позволяют хоть что-то сделать.

«Это не будет работа не то что на пятёрку – даже на четвёрку, – добавляет эксперт. – Это будет такая троечка. А всё, что предыдущее делалось, – это было  между единицей и двойкой». С такой оценкой в целом согласен и президент Союза предпринимателей и арендаторов России Андрей Бунич: «Мы просто возвращаемся в то же положение, которое было до острого кризиса, – говорит он. – Мы же как-то существовали последние 5-6 лет с низкими темпами роста, с разговорами о том, что надо бы нам ускориться, с идеями, как надо ускориться… Но потом этот процесс был прерван этим то ли мировым финансовым кризисом, то ли коронавирусным кризисом, точнее помесью того и другого».

Поиск решения: новая логика

Министр экономического развития Максим Решетников ещё в июне говорил, что большая часть мероприятий правительства, вошедших в план, попала туда из текущих документов отдельных министерств. Министра вполне можно понять так (и многие коллеги так его и поняли), что в плане восстановления экономики вообще нет ничего нового: правительство собирается делать то, что и так в любом случае делало бы, экономика России вместе со всем миром сама собой вернётся в «нулевую точку», а дальше будет испытывать те же вызовы и проблемы, что и раньше, до случившегося в 2020 году неожиданного, непредсказуемого и катастрофического.

Однако те, кто так понимает правительство и экспертов, понимают их неправильно. На самом деле мы наблюдаем кардинальную смену подхода правительства России к решению задачи перехода к экономическому росту. Правительство Медведева было монетаристским. Его задачей было накопить как можно больше средств и ни в коем случае не вкладывать их в благосостояние граждан страны – под страхом инфляции. Центробанк и отчасти Минфин до сих пор живут в этой логике. Но вот план Белоусова составлен в логике совершенно другой: чем больше в экономику вложить – тем лучше она будет себя чувствовать, чем больше инвестировать, причём разными способами, – тем больше будет рост.

План восстановления экономики – это план, в котором комбинируется помощь бизнесу в виде налоговых льгот и помощь населению в виде прямых раздач средств нуждающимся. Он действительно – тут Решетников совершенно прав – частично состоит из мероприятий, которые были задуманы раньше и частично уже реализованы. Автор этих строк только что в Крыму беседовал с одним представителем малого бизнеса (что важно, отнюдь не связанного с туризмом).

Я в бизнесе столько, сколько бизнес в России вообще разрешён, – с 90-го года, все кризисы прошёл, – говорит этот человек. – В Крым приехал сразу, как началась «русская весна», в первый год. И я впервые вижу, чтобы правительство по-настоящему, а не на словах, помогало бизнесу живыми деньгами. У меня совсем небольшая компания. И эта компания получила этим летом 600 тысяч рублей. Под ноль процентов, под два процента. И мы соответствуем условиям, при которых эти деньги можно не возвращать. То есть, чтобы я вышел из кризиса, мне эти деньги подарили. Впервые в жизни со мной такое.

Подобный опыт в России приобрели, без преувеличения, десятки тысяч людей. А миллионы получили деньги просто потому, что у них есть несовершеннолетние дети. «Ипотека два месяца платила себя сама» – эти слова одного многодетного отца в российском сегменте интернета стали мемом.

План правительства России – это план спасения экономики через «раздачу денег с вертолёта». С маленького вертолёта, который частенько улетает на дозаправку, но всё-таки это принципиально другой подход к работе, чем у монетаристов.

Где деньги? В тумбочке!

Тут-то и возникает самый интересный вопрос по поводу «плана Белоусова» (есть предположение, что этот документ будет в дальнейшем называться именно так): откуда деньги? Откуда же правительство должно взять эти 5 триллионов? И кстати, много это или мало в масштабах страны?

Расходная часть бюджета России на 2020 год была запланирована в сумме 19,5 триллиона рублей, из которых меньше 8 триллионов получались из нефтегазовых доходов (та самая «нефтяная игла») при мировой цене на нефть в среднем в году в 40 долларов за бочку (всё, что свыше 40 долларов, в бюджет не попадает, а попадает в резервы).

Когда стало ясно, что кризис «роняет» экономику всех развитых стран, в том числе и России, президент начал принимать решения об оказании помощи населению и бизнесу. Самое масштабное из них – выплата (пока дважды) по 10 тысяч рублей на одного ребёнка в возрасте от 3 до 16 лет. Таких детей в России, по подсчётам правительства, 23 миллиона. Таким образом, эта самая масштабная мера поддержки обходится стране в 460 миллиардов рублей.

нефтегазВ расходной части бюджета России на 2020 год было запланировано менее 8 триллионов от нефтегазовых доходов. Фото: industryviews / Shutterstock.com

Все остальные дополнительные меры поддержки, предпринятые весной и летом, обошлись бюджету в сумму примерно в один триллион рублей. Тут и возвраты выплаченных в 19-м году самозанятыми налогов, и прямая помощь разнообразному бизнесу, и повышение пособий по безработице, и т.д.

Эти деньги никак не могли быть заранее запланированы в бюджете на 2020 год – это дополнительные расходы. Где их взяли и продолжают брать? Во-первых, эти деньги есть у России, так сказать, в готовом виде: общий объём накопленных резервов оценивался в июне в 17 триллионов рублей. Более того, «только объём Фонда национального благосостояния вырос в августе на ₽ 298 млрд – до ₽ 13,257 трлн, – добавляет экономический обозреватель Царьграда Юрий Пронько. – Но стоит ли радоваться этому росту, когда у домохозяйств обратный процесс?»

Насколько можно судить, Андрей Белоусов в целом согласен с Юрием Пронько: план выхода из кризиса предусматривает необходимость вынуть деньги «из тумбочки».

Но кроме «тумбочки» есть и другие возможности. Центробанк уже в мае получил разрешение эмитировать (в прошлом веке сказали бы «напечатать», но наличными они точно никому не нужны) 1 триллион рублей. По мнению многих экономистов (скажем, такого  уважаемого в российском бизнесе эксперта, как экс-вице-президент «Деловой России» Николай Остарков), не опасаясь всплеска инфляции, можно эмитировать много больше. Можно даже взять в пример США, где ФРС уже напечатала в этом году 3 триллиона долларов и готова напечатать ещё столько же. То есть Штаты без стеснения уже эмитировали почти 100% своего запланированного до кризиса бюджета  – и никакого всплеска инфляции от этого не произошло. Если с этой точки зрения смотреть на экономику России, то Центробанк мог бы безболезненно инвестировать в Россию не один, не пять, а все двадцать триллионов.

Это, однако, было бы уже «на пятёрку». Пока до «пятёрки» не дотянули. Но «тройка» – это тоже положительная оценка. Показывает, что ученик растёт, а не деградирует.

Источник

69 Просмотры

Похожее