УЙДЕТ ЛИ БЕГЛОВ ДОСРОЧНО В ОТСТАВКУ, КАК МАТВИЕНКО И ПОЛТАВЧЕНКО…

Нынешний губернатор Петербурга Александр Беглов и его подчинённые, с моей точки зрения, упорно не хотят выполнять требования федерального и городского законодательства, распоряжения президента и даже собственные распоряжения. Вот лишь три примера.
2 сентября я опубликовал заметку «ГУБЕРНАТОР, ПОМОГИ СИРОТЕ ВОССТАНОВИТЬ СПРАВЕДЛИВОСТЬ!», где рассказал, как чиновники отказываются выполнять требование закона – предоставить сироте Илье Акимову отдельное жилье. Пост отослал губернатору Александру Беглову.
Органы опеки предложили Илье, которому уже исполнилось 18 лет, вселиться в 12 метровую комнату в коммунальной квартире.
Но такое предложение напрямую противоречило требованию п. 7 ст. 8 федерального закона N 159-ФЗ от 21 декабря 1996 г. «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» и городского закона N 513-101 от 2 ноября 2007 года «О целевой программе Санкт-Петербурга «Расселение коммунальных квартир…»
И уже 4 сентября пришел ответ за подписью зам. начальника Управления по работе с обращениями граждан Елены Ипатовой. В нем сказано, что граждане имеют право обращаться лично или через представителя, полномочия которого надлежащим образом оформлены.
Для меня это – формальная отписка, благодаря которой подчиненные губернатора по факту отказываются выполнять норму закону. Они могли бы попросить выйти на самого парня или его представителя. Такие контакты у меня есть. И я бы их предоставил, но контролировал все этапы переговоров и выполнение достигнутых соглашений.
Губернатор явно не хочет выполнять требования федерального законодательства и городской закон, потому что так выгодно некоторым представителям власти.
Второе пример – явно вольное обращение с Указом Президента РФ от 6 мая 2020 г. № 313 “О предоставлении дополнительных страховых гарантий отдельным категориям медицинских работников”.
В нем сказано, что в случае смерти или причинения вреда здоровью медработников в результате заражения коронавирусом размеры компенсаций будут варьироваться от 68,8 тысячи рублей при заболевании до 2,75 млн рублей в случае смерти.
Российские врачи прямо говорят, что их посылают на амбразуру без средств индивидуальной защиты или выдают им использованные прошлой сменой костюмы. В таких условиях соглашаются работать далеко не все, а те, кто все же остается, постоянно рискует получить осложнения для здоровья или умереть.
Скажем прямо, в президентском Указе есть «правовые дыры». Как отметил глава профсоюза медработников «Действие» Андрей Коновал, на практике компенсации смогут получить далеко не все жертвы инфекции из-за формулировка Указа выплачивать компенсации «непосредственно работающим c пациентами…».
Получается, если медработник не лечил «коронавирусных» пациентов, не работал в «ковидном» подразделении, но заразился от коллеги (например, из-за халатности начальства, не обеспечившего коллектив средствами индивидуальной защиты), то на страховую выплату он может не рассчитывать. Так же, как и в том случае, если он заразился от пациента, с которым он непосредственно не работал, но контактировал, например, в коридорах поликлиники или приемном покое.
А такие примеры известны — Покровская больница. Еще с середины апреля коллектив больницы обратился за помощью к прокурору Петербурга Сергею Литвиненко и губернатору Александру Беглову. Врачи заявили, что больница абсолютно не готова к приему больных с коронавирусом. Они призывали перевести больницу на режим работы инфекционного стационара, обеспечить средствами индивидуальной защиты, снять карантин с отделений, а также разделить госпиталь на «грязную» и «чистую» зоны.
22 апреля стало известно, что у врача-реаниматолога Покровской больницы Сергея Саяпина подтвержден коронавирус. Перед этим он делал инвазивную вентиляцию легких пациенту, у которого позднее подтвердили COVID-19. 17 апреля врач записал видеообращение, в котором заявил, что вина за инфицирование сотрудников Покровской больницы коронавирусом лежит на главвраче Марине Бахолдиной, так как она, по словам Саяпина, не обеспечила персонал средствами индивидуальной защиты.
7 мая в интернете появилась петиция с требованием уволить главного врача Марину Балдохину из-за того, что бездействие руководителя якобы привело к острому кадровому кризису в медучреждении, а также инфицированию персонала и пациентов. Активисты утверждали, что именно из-за главврача больница якобы не получила статуса инфекционного стационара.
Но президент Владимир Путин, видимо с подачи губернатора Беглова, почему-то наградил главврача Марину Бахолдину Героя Труда РФ и вручение ордена Пирогова. Объяснили просто: «Пока суд не огласил решение, человек невиновен». Но опять решение в интересах чиновников, а не врачей, больных и большинства горожан.
Как и предупреждали специалисты, из 7 тысяч петербургских врачей, заболевших ковидом, Смольный на сегодня признал заразившимися при исполнении долга 4163 выздоровевших и 35 умерших.
Так, 68 сотрудников Центральной подстанции Городской станции скорой медицинской помощи (ГССМП) на 1 сентября признаны пострадавшими от COVID-19 — на руках у людей соответствующие акты комиссии. Однако только 13 человек из них на данный момент получили положенные компенсации, и еще две семьи погибших сотрудников — старших врачей Антонины Рынды и Владимира Маньковича — добились посмертных выплат.
За обещанные президентские и губернаторские выплаты бьются и родственники погибших, и выжившие медики, но многие по-прежнему безуспешно.
Выплаты получили медики и родные погибших, зарегистрированные в Выборгском, Калининском, Невском, Красносельском и Московском районах, а отказы на основании тех же самых документов пришли из Кировского, Красногвардейского, Фрунзенского районов, а также из Ленинградской области.
Все отказы мотивировались тем, что медики Центральной подстанции не работали непосредственно в красных зонах больниц, а сидели на подстанции и не контактировали с ковидными пациентами, не оказывали им медицинскую помощь.
На мой взгляд, такая экономия бюджетных средств слишком дорого обходится горожанам.
Третий пример – обещание Смольного сохранить Блокадную подстанцию. Еще 14 августа 2017 года КГИОП своим распоряжением за № 07-19-287/17 утвердил охранное обязательство Блокадной подстанции (наб. Фонтанки, 3А), пользователем которой является Большой Санкт-Петербургский государственный цирк.
В нем согласно п. 25 предусмотрено:
• Выполнить комплекс противоаварийных работ до 14.12.2018 года;
• Разработать проектную документацию по ремонту и реставрации Блокадной подстанции до 14.08.2019 года;
• Выполнить ремонт и реставрацию по согласованной с КГИОПом проектной документации до 14.08.2020 года.
В июне 2020 года градощитникам стало понятно, что ни КГИОП, ни Цирк не собираются выполнять письменные обязательства. Тогда мы отослали запрос в Смольный.
В ответ нам сообщили КГИОП написал протокол, который отправили в Дзержинский районный суд, а заявление – в Арбитражный суд.
14 августа мы обошли Блокадную подстанцию, возложили цветы, внимательно осмотрели все, что можно увидеть с улицы, обсудили заявленные и реальные цели чиновников… По факту покрасили только фасад. Документы в суд были поданы с серьезными ошибками.
Никаких серьезных гарантий, что Смольный защитит памятник истории, градозащитники не увидели. Более того, такие заявления больше похожи на попытку заблокировать дальнейшие правовые действия, чтобы здание разрушилось, а лакомая земля в самом центре города была отдана коммерсантам под застройку.
Получается, что при губернаторе Петербурга Александре Беглове не выполняются требования федерального и городского законодательства, распоряжения президента и даже собственные распоряжением.
В народе есть поговорка: первый раз — случайность, второй — совпадение, третий — закономерность. Есть и другая: первый раз прощается, второй раз запрещается, а третий – никогда.
У нас есть опыт отправление в отставку Валентины Матвиенко и Георгия Полтавченко, которые похожим образом вели дела в нашем городе. Нам нужно лишь повторить уже сделанное.
Первый шаг – отправить соответствующее обращение президенту Владимиру Путину…
77 Просмотры

Похожее